Подробнее
В современном мире высшее образование необходимо для успешного трудоустройства и последующего карьерного роста. Владимирский институт бизнеса в 2011 году предоставляет возможность получить высшее образование по направлениям бакалавриата, которые дают не только систематизированные базовые знания, но и необходимый набор профессиональных понятий, фактических знаний и практических навыков. Прием ведется по 3 наиболее востребованным экономическим направлениям: «Экономика», «Менеджмент», «Бизнес-информатика».
Профессиональная подготовка по программам второго высшего образования проводится на базе высшего образования, в том числе бакалавриата и предполагает перезачет ряда дисциплин, что позволяет значительно сократить срок обучения. Владимирский институт бизнеса предлагает обучение по 3 основным экономическим направлениям бакалавриата: «Экономика», «Менеджмент», «Бизнес-информатика». Программы второго высшего образования Института ориентированы на получение качественных знаний, сочетающих как теоретические основы, так и технологии практического ведения бизнеса.
Аспирантура является одной из форм подготовки научно-педагогических и научных кадров в системе послевузовского профессионального образования.
Цель обучения в аспирантуре – повышение уровня образования, научной и педагогической квалификации выпускников высших учебных заведений. Задача обучения в аспирантуре – подготовка высококвалифицированных научных и научно-педагогических кадров в системе российского (в том числе регионального) образования.
В институте бизнеса аспирантура открыта при кафедре экономической теории и кафедре менеджмента и маркетинга.
Владимирский институт бизнеса предоставляет большие возможности для получения дополнительного профессионального образования – это повышение квалификации, профессиональная переподготовка, а так же семинары, тренинги и мастер-классы.
Профессиональная переподготовка представляет собой дополнительное профессиональное образование в виде обучения лиц, уже имеющих высшее, незаконченное высшее и среднее специальное образование по одной специальности. Данная форма обучения разработана Минобразованием РФ в качестве удобного, недорогого и быстрого способа получить второе образование и освоить новую специальность. Действительно, профессиональную переподготовку можно сравнить с получением второго высшего образования, но происходит это быстрее за счет более четкого ограничения тематики предметов, входящих в курс специализации.
Владимирский институт бизнеса активно внедряет дистанционные образовательные технологии в учебный процесс заочной формы обучения по программам высшего образования.
В учебном семестре все виды занятий, включая экзамены и зачеты, осуществляются в удаленном доступе, через ИНТЕРНЕТ, исключение составляют только производственная практика, государственные экзамены и защита диплома.
Сегодня дистанционное обучение ведется на территориях Владимирской, Московской, Рязанской, Ивановской, Ярославской областей. География учебного процесса с применением дистанционных технологий постоянно расширяется.
Дистанционное образование актуально если Вы:
- хотите получить прикладное образование в сфере управления и экономики;
- совмещаете работу и учебу;
- территориально находитесь далеко от вуза;
- по состоянию здоровья не можете воспользоваться традиционными формами обучения.
Всё о поступлении в ВИБ
Дистанционное образование
Дополнительное образование
III Международный молодежный научный форум «Россия: перспективы роста»
Форум института

Королькова В.Н. СМИ и политика в России: власть медиа или медиа власти?

Королькова В.Н., к.и.н., доцент,
зав. кафедрой гуманитарных наук АНО ВПО ВИБ

Политическая модернизация в России связана с новым прочтением проблем демократии. Важной характеристикой демократии в информационном обществе является активное и свободное функционирование средств массовой информации. Медиа оказывают такое сильное влияние на политическую жизнь, развитие и укрепление демократических принципов и ценностей, что их часто называют «четвертой властью».

СМИ – это, прежде всего, институт гражданского общества, а не власти (хотя и используется повсеместно ею). Соответственно, главные функции СМИ должны быть связаны с задачами интеграции общества, которая в современном мире неотделима от демократического процесса. Демократический потенциал СМИ складывается из многих составляющих. Прежде всего, он предполагает представление точек зрения различных общественных групп и сил.  Одни социальные группы должны увидеть свою позицию в окружении других точек зрения, соотнести свои интересы с интересами других групп и сил в целях обсуждения, согласования и выработки взаимоприемлемой позиции по тому или иному вопросу. СМИ не должны навязывать свое видение и решение проблемы. Они обеспечивают диалог,  обозначая вместе с тем и свою собственную позицию (если в этом есть необходимость), проявляя при этом терпимость к другим точкам зрения и не претендуя на роль арбитра.

Несомненно, информация и знания играют существенную роль в реализации прав и свобод человека. В свою очередь права личности в информационной сфере и их реальное соблюдение лежат в основе осуществления всех других прав и свобод (в том числе, политических, таких как право непосредственного участия в управлении обществом и государством, право избирать и быть избранным в органы власти, право на участие в деятельности политических партий, на выражение своего мнения по вопросам политической жизни).  Ведь только при соблюдении права на свободное получение и распространение информации может осуществляться эффективное воздействие на власть общественного мнения, в том числе и в отношении защиты всех остальных прав и свобод человека. В июле 2000 г. была принята Окинавская хартия глобального информационного общества, которую вместе с лидерами «большой восьмерки» подписал президент России. В этом документе была подчеркнута необходимость полностью реализовать потенциал информационно-коммуникационных технологий в укреплении демократии, транспарентного (прозрачного) и ответственного управления через предоставление гражданам актуальной и объективной информации в различных областях общественного развития.

Еще одна составляющая демократического потенциала СМИ состоит в их возможности делать достоянием общественности (т. е. держать под демократическим контролем) все значимые факты отклонения от закона, норм общественной морали, антисоциальных или просто неэффективных действий со стороны власти. Через такого рода деятельность и реализуется в первую очередь особый властный ресурс медиа («четвертая власть»). Критикуя действия властей, СМИ выступают в роли своего рода непарламентской оппозиции. На пути к демократии именно медиа являются ее защитником и гарантом, опорой инакомыслия и оппозиции по отношению к власти. В отличие от западной журналистики, где приоритет принадлежит информации, беспристрастному отражению событий и фактов, российская журналистика всегда отличалась стремлением к комментарию, анализу событий, даже нередко к разработке рекомендаций для решения  той или иной социальной и политической проблемы.

Однако демократический потенциал СМИ еще не означает его безусловного  воплощения в реальности. Основное противоречие состоит в том, что,  будучи институтом гражданского общества, призванным защищать его интересы перед властью, реально в силу сложившейся в обществе системы политических и экономических отношений они эту роль нередко не выполняют, а скорее представляют интересы власти, которые, конечно,  не обязательно противостоят интересам граждан, но и не всегда совпадают.

Эта возрастающая зависимость СМИ от властных  и бизнес-структур выделялась Пьером Бурдье в работе «О телевидении и журналистике» как общемировая тенденция и не может быть объяснена только недостроенностью российских институтов демократии. Символическая власть, которую олицетворяют СМИ,  и которая раньше была независимой от экономической и политической властей, в современном мире все больше концентрируется в одних и тех же руках. Последствием этого становится невидимая цензура, обращение СМИ  к манипуляторским методам воздействия на аудиторию. Выбирая для демонстрации определенные факты и игнорируя другие, медиа, и особенно телевидение, фактически не отображают реальность, а ее конструируют, заставляя поверить в то, что именно является важным, значимым, формируя,  таким образом, определенную картину мира и мобилизуя социальные группы в поддержку тех или иных идей, событий. Как подчеркивает П.Бурдье, телевидение, управляемое рейтингом, «способствует установлению извращенной формы прямой демократии…, способствует оказанию рыночного давления на считающегося свободным и просвещенным потребителя. Это не имеет ничего общего с демократическим выражением рационального и просвещенного общественного мнения и общественного разума»[1].

Аналогичные процессы происходят и на политическом рынке, где СМИ являются одним из важнейших ресурсов различных политических субъектов. С их помощью государство и другие политические субъекты (партии, группы интересов и группы давления) могут не только информировать граждан о целях и ценностях своей политики, но и моделировать отношения с ними, касающиеся формирования представительных органов власти и правящих элит, поддержания авторитета соответствующих целей, традиций, стереотипов. Это важнейшее изменение, которое произошло в политике в эпоху господства массмедиа: приоритет политического эффекта над содержанием политических сообщений, собственно информацией.

Именно поэтому одной из наиболее острых форм политической борьбы стало соперничество правящих элит с оппозицией за контроль над важнейшими, особенно электронными, медиа. Как показывает политический опыт многих стран, в том числе и России, если результаты выборов могут существенно сказаться на направленности политического курса, правящие круги используют все свои возможности и преимущества для того, чтобы не допустить лидеров оппозиции на ведущие телеканалы, оградить доступ к массовым газетным изданиям.

Наряду с ростом значения СМИ для политической элиты и официальных институтов власти они остаются одним из самых привлекательных механизмов политического участия и для рядовых граждан (даже при той их противоречивости, о которой говорилось выше). Данные ВЦИОМ (июнь 2011г.) показывают, что 55 % опрошенных в целом одобряют деятельность СМИ, 28 % - не одобряют (в апреле было 52% и 29% соответственно). Это третья позиция после Президента РФ: одобряют 62 %, не одобряют – 27 % (в апреле - 64% и 25% соответственно), и вторая после премьер-министра – одобряют 64 %, не одобряют – 25 % (в апреле – 66% и 24% соответственно). [2]

СМИ сегодня – один из наиболее эффективных посредников в отношениях населения с властью, ведущий инструмент в системе социального представительства интересов граждан. Однако демократические выборы возможны только при условии адекватного информационного обеспечения, свободного от приемов манипуляции общественным сознанием. Политическую конкуренцию может выдержать только тот, кто свободен в принятии решений, кто имеет полную информацию.

Сегодня в избирательных кампаниях  СМИ существенно изменили не только стиль, но и процедуры отбора правящей элиты и  формирования органов власти. Например, на выборах избиратели зачастую ориентируются не на программы кандидатов и их партийную принадлежность (лишь около трети избирателей имеют партийную и идеологическую идентификацию), а на то, что и как покажет телевидение об их жизни и деятельности, какие сведения, характеризующие их,  опубликуют газеты. СМИ фактически перестают быть объективным источником информации, но становятся собранием «образов», создаваемых при помощи технологий, которые отражают закономерности субъективно-эмоционального восприятия людьми информации в процессе взаимодействия. Как отмечает известный российский политолог С.Г.Кара-Мурза, в современном обществе силовое принуждение все чаще заменяется информационным воздействием и психологическим принуждением [3].

Современные СМИ используют методы подсознательного воздействия, активно распространяя в печати и эфире определенные политические стереотипы и формируя отношение общества к политическим событиям и субъектам. Стереотипные представления внедряются в поток новостей, автоматически вызывая в массовом сознании либо положительную,  либо отрицательную реакцию на конкретное политическое событие.

Перед рядовым потребителем (избирателем) ежедневно проходит много фактов, комментариев, аналитических материалов. При этом трактовки одного и того же события  на  конкурирующих информационных каналах могут не только расходиться, но и быть прямо противоположными. Чрезмерная насыщенность информационного поля подчас отрицательно сказывается на самом отношении к предвыборной борьбе. Она перестает интересовать избирателя, и тем самым снижается эффективность информационного воздействия на него (в социальной коммуникации это получило название «эффект бумеранга»).

Электронные СМИ и Интернет играют все большую роль в политической жизни. Государственные органы, политические партии, общественные объединения открывают свои порталы и сайты.  Развитие электронных медиа существенно повлияло на способы выявления общественного мнения.   Возможности участия рядовых граждан в теледебатах политиков, обсуждение в Интернете законопроектов, выступлений и статей руководителей государства, электронное голосование при проведении выборов и референдумов, самостоятельный сбор широкой политической информации, возможность подавать тревожные сигналы  и т.д., – все это, в конечном счете, создает предпосылки для возникновения  «теледемократии» как нового способа участия граждан в политическом процессе, имеющего свои сильные и слабые стороны.

Заслуживает особого рассмотрения публичное обсуждение законопроектов в Интернете. В феврале 2011 года Президент РФ подписал Указ об общественном обсуждении проектов федеральных законов, которые затрагивают острые вопросы жизни страны.  У идеи вынесения законов в публичную плоскость есть сторонники и противники. Среди первых распространено мнение, что, с тех пор как парламент стал «не местом для дискуссий», всенародное обсуждение законопроектов  –единственный способ узнать мнение народа. Вторые, в противовес, заявляют, что учесть мнение каждого человека невозможно. Важно, чтобы власть не только декларировала, но и реально учитывала мнение общественности, хотя бы по принципу большинства. Однако, по данным Фонда «Общественное мнение», 33 % граждан отрицательно отнеслись к переименованию милиции в полицию, только 11 % - положительно, а 52 % респондентов безразличны к этому вопросу. И все же  переименование в полицию состоялось (хотя это требует огромных финансовых затрат, и вообще вызывает негативные ассоциации у многих граждан).

Вероятно, нужно изменить подход к публичной дискуссии: обсуждать не готовый законопроект с определенной внутренней структурой и логикой изложения, а его концепцию. В условиях, когда для анализа предлагается текст будущего нормативного акта, внимание человека фокусируется на форме, а не на содержании, не на том, нужен ли он вообще, на его основных целях, что показало не только обсуждение Закона о полиции, но и  недавно завершившееся публичное обсуждение  Закона об образовании.

Имеющийся в России опыт публичного обсуждения законопроектов фактически демонстрирует квазикоммуникацию, когда власть по сути  не заинтересована в диалоге с обществом. Сегодня налицо противоречие: с одной стороны, задача медиа – формирование дискуссионного пространства и социальная рефлексия, с другой, – политические дискуссии (о демократии, законах и т.д.) не всегда приносят прибыль, как в экономическом, так и в политическом смысле. Отсюда, сужается сфера для публичной дискуссии, общественное мнение перестает быть организующим фактором для системы власти, публика де-факто вытесняется из сферы принятия решений.

Достаточно жесткую позицию по вопросу о роли медиа в современном российском обществе продемонстрировал П.Гусев, председатель комиссии Общественной палаты РФ по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в СМИ, главный редактор газеты «Московский комсомолец», на конференции «СМИ – четвертая власть: миф и реальность» (апрель 2011 г.): "СМИ на сегодняшний день никакая не четвертая власть. Это миф, придуманный в 1991 году, когда СМИ реально занимали свое ведущее место в отсутствие политических партий, в отсутствие сильного единого руководства страны, так называемой вертикали власти… Сегодня СМИ – это инструмент власти. Около 80 % СМИ в России финансируется государством…» [4].

Таким образом, вопрос о свободе СМИ, о взаимодействии власти и массмедиа в демократическом обществе является далеко не простым. В модели «четвертой власти» СМИ придается значение самостоятельной политической силы, а это не всегда соответствует действительности. В современном обществе медиа способны оказывать серьезное политическое воздействие, только когда они становятся проводником влиятельных политических организаций и структур.

Литература
1. Бурдье П. О телевидении и журналистике.  М., 2003. С.88.
2. http: // wciom. ru /
3. См.: С.Г. Кара-Мурза. Манипуляция сознанием. – М., 2002. – С.165-166.
4.  http://ria.ru/media/20110412/